Виртуальную валюту впервые удалось внести в уставный капитал, и налоговики зарегистрировали изменения. Эксперт полагает, что хотя на дальнейшую судьбу цифровых денег можно смотреть оптимистично, в России криптовалюту ждут неизбежные, традиционные бюрократические сюрпризы.

Виртуальную валюту впервые удалось внести в уставный капитал, и налоговики зарегистрировали изменения, для чего была проведена оценка электронного кошелька с биткоином и нотариально заверен акт приема-передачи, сообщает «Коммерсантъ».

Генеральный директор и владелец ООО «Артель» Михаил Успенский, в состав учредителей компании которого вошел инвестор, внесший в уставный капитал виртуальную валюту, сообщил изданию, что было вложено 0,1 биткоина (примерно 60 тысяч рублей на момент сделки) в обмен на 5% в проекте.

В ФНС сначала отказали в регистрации изменений, однако потом все же приняли соответствующим образом заверенные документы.

Экономист, президент инвестиционной компании «Московские партнеры» Евгений Коган в комментарии «НИ» пояснил, что серьезных выводов из единичного случая делать не стоит, поскольку Россию сложно назвать правовым государством. Самое «интересное» начнется, когда пойдут неизбежные проверки:
«Предсказать судьбу криптовалюты достаточно сложно. Дело в том, что большинство активов — ценные бумаги, недвижимость — они имеют некую внутреннюю стоимость. Это стоимость денежного потока, который получают обладатели. К примеру, если мы говорим об акциях, это дивидендный поток, прибыли компании — поэтому по акциям довольно просто посчитать, какая более или менее справедливая стоимость той или иной ценной бумаги. То же касается и облигаций. Мы можем рассчитать платежеспособность заемщика, можем рассчитать денежный поток, который идет от процентов и т.д.. Поэтому у нас не стоит проблемы каким-то образом посчитать (относительно, разумеется — все эти расчеты условны), сколько составляет примерная цена того или иного товара. То же касается и недвижимости. Она в принципе — и торговая, и коммерческая, и жилая — в потенциале своем несет некий денежный поток. Поэтому рассчитать стоимость определенным методом достаточно просто.

Посчитать стоимость электронных денег — в частности биткойна — не представляется возможным, потому что неясно, что брать за базу. Стоимость майнинга? Это вещь условная. Давайте тогда в расчет стоимости доллара возьмем, сколько будет стоить его напечатать. Бред.

Соответственно, полезность — в частности, биткойна — определенная есть, как механизма расчетов. Более того, я могу сказать, что у него есть внутренняя стоимость именно исходя из этого. Сегодня весь мир зарегулирован: невозможно сделать трансферт денег из пункта «А» в пункт «Б», пока ты не подложишь под это дело 30 документов и 20 объяснений, и все равно будешь сидеть, дрожать, как бы банки не заблокировали. В этой ситуации электронные деньги — биткоины и прочие альткоины — это некий цивилизованный ответ человечества на то издевательство, которое над ними творят финансисты, в частности, регуляторы.

Оценить судьбу биткойна проблематично. Ни один человек, уважающий себя и считающий себя экономистом, не скажет, что биткойн должен стоить 3 тысячи, 5 или 100 тысяч. А все эти «гуру», говорящие о том, что есть «правильная» цена — просто шарлатаны.
При этом я оптимистичен в отношении судьбы цифровых денег: чем больше будет развиваться эта полицейская атака на мировую финансовую систему, чем больше чиновники и регуляторы будут объединяться, чтобы все зарегулировать, перестав давать возможность всем бизнесменам дышать, тем более это средство расчетов будет пользоваться спросом. И тем более те же самые регуляторы будут делать все, чтобы каким-то образом и это зарегулировать. И в этой борьбе противоположностей, между желанием и здесь «навести порядок» и выяснить, какие из этих денег являются чистыми, какие — грязными, и что есть отмывание, и что финансирование терроризма, а что — попытка нормальных людей рассчитаться, будет много веселых проблем и задач.
Это некий новый феномен, новая реальность. И пока регуляторы всех стран не в состоянии понять, как им с этим бороться. Наиболее прогрессивные понимают, что если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить.

Если говорить про наши реалии. Получается, что в России создан некий прецедент. Но к сожалению, страна у нас не очень-то правовая, так что, если бы мы были, например, в Великобритании, мы бы сказали: «О! У нас прецедентное право, транзакции, внесение в уставники — они все на 100% легализованы». Учитывая нюансы нашего законодательства, а самое главное — правоприменения, я откровенно скажу, что утверждать, что это что-нибудь значило бы, я не могу. У нас право-то мало что значит, а уж его применение — вещь сугубо творческая и исходит чаще всего из вопросов целесообразности, причем адресной. Так что говорить о том, что если есть единичный случай, то ура-ура, все свершилось — невозможно. Это просто заставляет задуматься, но ничего более.
Завтра могут сказать «не, ребят, тут ошибочка вышла», завтра могут прийти налоговики и сказать: «знаете, а тут налог не уплачен», могут сказать, что сама транзакция нормальная, но требуется предъявить источники происхождения этой крипты, и размотать такое, что «мама не горюй».

Открыт ящик Пандоры. К чему это приведет, вопрос очень творческий. «Посмотреть будем!» — как говорил Мишка Япончик».

Отметим, что за цифровые деньги все же «взялись» Впервые с мая 2019 года курс биткоина опустился ниже 7 тысяч долларов, потеряв за месяц 24% своей стоимости (в июле он был близок к отметки 13 тысяч долларов). Обесценивание связывают с решением Китая ужесточить контроль за криптовалютой, сообщают Вестифинанс.


0 комментариев

Добавить комментарий