Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает, что 6 августа 2020 г. ФНС России опубликовала на своем официальном сайте разъяснения по отдельным вопросам налогообложения внутригрупповых услуг.

Письмо подготовлено в целях выработки единообразных подходов при формировании доказательственной базы в рамках мероприятий налогового контроля по вопросам налогообложения расходов по оплате услуг, оказываемых в адрес российских организаций иностранными взаимозависимыми организациями. При этом налогоплательщики, используя сервис сайта www.nalog.ru, могут сообщить о несоблюдении налоговыми органами указанных разъяснений ФНС.

Письмо направлено на выработку единообразных подходов применительно к расходам на оплату услуг иностранных взаимозависимых организаций. Это не препятствует применению тех же подходов к аналогичным операциям по оказанию услуг внутрироссийских холдингов, как и к услугам российских налогоплательщиков в адрес иностранных компаний группы.

ФНС подтвердила текущий алгоритм проверки, при котором последовательно проверяются: 

(1) реальность услуг, то есть действительно ли такие услуги существовали и предоставлялись;
(2) отсутствие дублирования расходов на приобретение идентичных благ;
(3) экономическая/коммерческая ценность услуг (через оценку готовности независимых лиц приобретать такие услуги или осуществлять соответствующую деятельность собственными силами). Здесь также проверяется, чьим интересам служит услуга: дочернего общества (заказчика) или акционеров.

Полезными для налогоплательщика могут оказаться следующие положения:

1) запрет формального подхода к оценке документов, подтверждающих факт оказания услуг и их экономическую обоснованность, а также отсутствие каких-либо ограничений в отношении перечня таких документов. Перечень открытый и не ограничивается приведёнными ФНС примерами. Сами же примеры включают электронную корреспонденцию, детализацию телефонных звонков, служебные записки и справки, распечатки из внутренних электронных систем налогоплательщика, распечатки электронного календаря, снимки экрана компьютера;

2) требование к разумному соотношению объема запрашиваемых документов с объемом оказанных услуг, исходя из принципов целесообразности, разумности и обоснованности, обусловленных целями и задачами проводимого налогового контроля. Такой подход соответствует международным стандартам: администрирование операций не должно быть настолько обременительным, чтобы стать препятствием на пути осуществления транзакций. Теперь какой-то значимый для целей налогообложения аспект допускается оставить недоказанным, если, например, усилия (затраты) на сбор соответствующих доказательств не сопоставимы с объёмом оказываемых услуг;

3) необходимость запрашивать и учитывать пояснения налогоплательщика по тем аспектам, которые вызывают вопросы у налогового органа. Если недостающая в документах налогоплательщика информация восполнена пояснениями, то отказать в вычете расходов нельзя;

4) прямое указание на то, что оказание услуг может включать непривычные для налогового органа действия и формы их осуществления:
a) признается допустимой текущая поддержка по административным вопросам и оказание услуг по внутреннему контролю. Значит, эти факты не могут означать, что услуга навязана в интересах акционера;
b) оказание услуг в форме доступа к услугам за заранее установленную плату также в сфере дозволенного. Налогоплательщик может представить документы, подтверждающие, что услуга была ожидаема к получению;
c) услуги, суть которых заключается в предоставлении отсутствующих у заказчика ресурсов, также возможны. По таким услугам формализованные запросы на оказание конкретной услуги не нужны;

5) запрет делать вывод о дублировании расходов лишь на основании формального сопоставления названий отделов/должностей сотрудников налогоплательщика и исполнителя без проведения детального анализа функционала, опыта и компетенций соответствующих отделов и сотрудников. При этом доказательственное значение имеет выполненный налогоплательщиком функциональный анализ (сопоставление функций, «закрытых» внутригрупповым провайдером, с функциями внутреннего отдела или специалиста соответствующего направления и т. п.);

6) необходимость оценивать экономическую обоснованность расходов на приобретение внутригрупповых услуг, исходя из намерений получить положительный экономический эффект от такого приобретения, даже если по факту был получен отрицательный финансовый результат или же результат полученных услуг не был использован в силу объективных обстоятельств хозяйственной деятельности налогоплательщика;

7) запрет проверять размер цены в контролируемых сделках по оказанию внутригрупповых услуг на соответствие рыночным ценам в рамках выездных и камеральных налоговых проверок;

8) недопустимость отказа в признании расходов исключительно в связи с установлением цены услуг, исходя из суммы затрат исполнителя и обычной для данной сферы наценки. Более того, ФНС прямо указывает, что такой механизм ценообразования является обычной практикой делового оборота, и сам факт применения такой модели ценообразования не должен рассматриваться как перераспределение доходов и убытков между компаниями МГК. Это существенно сокращает риск предъявления претензий, основанных на том, что такое ценообразование прикрывало соглашение о распределении расходов;

9) прямое указание на то, что оказание услуг акционером (участником) налогоплательщика не может автоматически означать, что они служат интересам акционера, а не дочернего общества (заказчика).

К неоднозначным положениям письма, которые могут получить различную трактовку территориальными налоговыми органами, по нашему мнению, относятся следующие: 

  • упоминание о возможности для налогоплательщика обосновывать необходимость совершения сделок (операций) в выбранной форме и потребность в вовлечении иностранных компаний МГК в процессы и сделки (операции). К сожалению, на практике предоставленные налогоплательщику права нередко превращаются в его обязанности;
  • указание на необходимость обеспечения соответствия предоставляемых первичных документов стандартам бухгалтерского учета соответствующего государства и отсутствия противоречий общим принципам составления первичных документов, применяемым в любых стандартах бухгалтерского учета;
  • оставление на откуп территориальных налоговых органов вопроса оценки механизма и принципа формирования цены, наличия прозрачной методологии формирования стоимости услуг «для целей определения факта оказания услуги». Допустимость использования документации по трансфертному ценообразованию инспекцией – для предъявления претензий, а налогоплательщиком – для их опровержения.
Ввиду того, что тема признания расходов на приобретение внутригрупповых услуг является комплексной и включает множество различных компонентов, конечно же в одном письме ФНС не могла осветить все вопросы. 

Остались незатронутыми даже те вопросы, которые сегодня вызывают наибольшие проблемы у налогоплательщиков, в том числе, вопрос применения ключей аллокации при определении размера затрат исполнителя, относящихся к оказанию услуг российскому налогоплательщику. Никаких прямых разъяснений по ним нет. Однако отсутствие запрета на их применение в Письме наряду с использованием в качестве примера ссылки на затратный метод ценообразования внушает определенный оптимизм. 

В целом данные ФНС разъяснения можно оценить, как положительные для налогоплательщиков, так как они учитывают реальную практику оказания внутригрупповых услуг в рамках международных групп компаний и позволяют снять ряд наиболее распространенных претензий территориальных налоговых органов, предъявляемых к данной категории расходов при проведении выездных налоговых проверок.
 

О чём подумать, что сделать

Письмо требует ревизии договоров, первичных документов и сохранённой рабочей документации (deliverables и т. п.), собранных в защитные файлы (defense files). Ранее эти пакеты подстраивались под положительные и отрицательные прецеденты, под опыт предыдущей проверки, под опыт проверок других налогоплательщиков. Положения же письма выходят за пределы этого арсенала. 

То, что ранее было направлено на минимизацию риска, может этот риск усилить. «Подгон» доказательственной базы под ранее привычный налоговому органу формат зачастую не соответствовал реальному порядку оказания услуг, поскольку этот «привычный» налоговикам формат не учитывал особых отношений сторон сделки. Разрешая ранее рисковые варианты, Письмо позволяет документировать то, что реально происходило, и преследуемые этим цели. Ранее предпринятые меры по их «маскировке» теперь могут, наоборот, навредить.
С другой стороны, защитные файлы могут быть пополнены доказательствами разрешённых форматов для защиты наиболее уязвимых аспектов (пояснениями, служебными записками, справками и т. п.). 

Направленные в налоговый орган пояснения по незавершённым контрольным процедурам, поданные возражения, направленные в вышестоящий налоговый орган жалобы и поданные в суд заявления могут быть усилены дополнениями к ним, основанными на новых разъяснениях ФНС.

0 комментариев

Добавить комментарий