Аудиторам наконец дали определение безупречной деловой репутации. Она и сейчас является их пропуском в профессию, но до сих пор не было понятно, что именно под этим понимается. Теперь за конкретизацию этого вопроса взялся Минфин. Не желая терять контроль над этим рынком в пользу Центробанка, претендующего на надзор за ним, ведомство Антона Силуанова в последнее время последовательно ужесточает для аудиторов правила игры. Оснований для последних ужесточений более чем достаточно.

На следующей неделе рабочий орган совета по аудиторской деятельности при Минфине на своем заседании рассмотрит проект толкования понятия «безупречная деловая репутация» для индивидуальных аудиторов, аудиторских компаний в том числе при их вступлении в саморегулируемые организации (СРО) аудиторов (без этого работа на аудиторском рынке невозможна). Соответствующий проект есть в распоряжении «Ъ». До сих пор вопрос репутации аудиторов на уровне финансовых властей детально не регулировался. Безупречная деловая репутация по закону об аудиторской деятельности — одно из условий для вступления аудитора в СРО. Но это понятие никак не расшифровывалось. Требования к репутации аудиторов могли выдвигаться инициаторами различных тендеров для аудиторов в качестве условия участия в них, но Минфин, курирующий этот рынок, их никак не регламентировал. Как указано в документе, разработать понятие «деловая репутация» совет по аудиторской деятельности поручил рабочему органу еще в сентябре прошлого года — и вот наконец первый драфт готов.

В зависимости от того, кем этот документ будет принят, каким статусом и степенью обязательности он будет обладать, он может серьезно осложнить жизнь аудиторам. Так, сейчас при вступлении аудитора в СРО репутация проверяется лишь со слов коллег аудитора: достаточно иметь на руках две рекомендации от членов аудиторских СРО. Проект же устанавливает длинный перечень конкретных условий. Это и ненарушение требований Кодекса профессиональной этики аудиторов, правил их независимости, и неучастие в деятельности по легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма — как от своего имени, так и от имени и в интересах третьих лиц (клиентов). Также аудитор не должен быть замешанным в совершении противоправных коррупционных действий, недобросовестной конкуренции, иметь непогашенные дисциплинарные взыскания в виде приостановления деятельности и, конечно же, не иметь вступивших в законную силу решений судов в отношении некачественных услуг.

Как пояснили «Ъ» в Минфине, «понятие безупречной деловой репутации широко используется в аудиторской практике, в частности при приеме в члены саморегулируемых организаций аудиторов. Однако до настоящего времени это понятие не имеет общепризнанного определения, что создает проблемы в правоприменении. В связи с этим и было поручено предложить подход к трактовке названного понятия». Причем речь не идет об установлении каких-либо новых требований к аудиторам и аудиторским организациям, продолжает представитель Минфина: «Задача заключается в выработке унифицированного подхода к определению понятия безупречной деловой репутации. На предстоящем заседании рабочего органа совета по аудиторской деятельности планируется рассмотреть начальный вариант определения группы понятий безупречной деловой репутации».

Таким образом, похоже, власти всерьез взялись за репутацию аудиторов. Работа займет какое-то время, но, как отмечает директор по контролю качества аудиторской деятельности саморегулируемой организации аудиторов «Содружество» Надежда Кобозева, «это своеобразный сигнал аудиторскому сообществу». Конечно, все будет зависеть от статуса трактовки деловой репутации, если это будут рекомендации — одно, обязательные для применения всеми аудиторскими СРО правила для включения новых и исключения существующих членов — другое, указывают участники рынка. Но, по их мнению, с учетом того что трактовка деловой репутации (к которой немало вопросов) будет дорабатываться, приниципиален сам первый шаг в этом направлении.

До сих пор репутацией аудиторов были озабочены в основном представители Центробанка (из-за обнаружения многочисленных ложных заключений о достоверности банковской отчетности) и АСВ (по той же причине; АСВ банкротит большинство банков, лишенных лицензий). АСВ даже прошло довольно долгий путь по принудительному исключению недобросовестной компании из СРО и реестра аудиторов за дачу заведомо ложного заключения. Однако, несмотря на то что факт выдачи ложного заключения компанией «Аконт» был подтвержден судами трех инстанций (впервые в новейшей истории рынка), аудитору не только удалось сохранить свой статус, но и избежать санкций, подав в последний момент заявление о добровольном выходе из СРО, которое до последнего под разными предлогами тянуло с исключением. В результате «Аконт» сам покинул СРО, тем самым лишив власти возможности нивелировать его право на профессию. В дальнейшем эта компаний нигде себя не проявляла. Но ее случай далеко не единственный.

Ввиду массовости случаев недобросовестного аудита отдельное, но меньшее внимание к этому вопросу проявлял Росфиннадзор. Минфин до последнего времени в этой дискуссии не участвовал, однако заметно активизировал свои действия по ужесточению контроля за рынком аудиторских услуг после того, как пошли разговоры и даже прямые заявления представителей ЦБ о передаче этого рынка под надзор Банка России. Не исключено, что в ситуации противостояния двух ведомств по довольно больному аудиторскому вопросу Минфин пойдет по наиболее жесткому пути и включит окончательную трактовку в нормативные акты, сделав ее обязательной для применения, предполагают эксперты.

Источник: Коммерсантъ